varandej: (Default)


В последнем посте из Средней Азии в осень 2016 года не будет расписных потолков, резных колонн, мозаичных айванов. А будет лишь небольшое село узбеков и киргизов, не примечательное ничем, кроме одного - оно принадлежит Узбекистану, в то время как все окрестные сёла, горы, степи и поля принадлежат Киргизии. Я уже показывал огромный таджикистанский анклав Ворух, но маленькая Чон-Гара (она же Калача или Северный Сох) в полусотне километров от показанного в прошлой части Баткена своей абсурдностью впечатляет едва ли не больше.

Рассказ +38 фото )
varandej: (Default)


Не секрет, что "царские" губернии и области были в среднем гораздо крупнее и сложнее разношёрстных регионов СССР. Многие в ХХ веке разделились на 2-3 части, но безусловный лидер тут - Ферганская область, породившая 7 регионов: в Узбекистане - Ферганскую, Андижанскую, Наманганскую области, в Таджикистане - Горно-Бадахшанскую автономию и частично Согдийскую область, в Киргизии - Джалал-Абадскую, Ошскую и Баткенскую области. Последняя возникла в 1999 году на крайнем юго-западе страны из трёх районов Ошской области, а центром её стал районный кишлак Баткен, по такому случаю повышенный до города. Ныне это самый маленький (15 тыс. жителей) и самый молодой региональный центр всего постсоветского пространства.

Ну а Баткенская область - сама по себе чрезвычайно странный регион с безумными узорами прозрачных границ и несколькими анклавами Узбекистана и Таджикистана, как например показанный в прошлой части Ворух.

Рассказ +36 фото )
varandej: (Default)


На карте очертания Таджикистана напоминают силуэт дракона, идущего в сторону Персии, оглядываясь на Китай... и роняя одинокую слезу с длинной "головы" Согдийской области. Эта "слеза" - и есть Ворух, небольшой, и тем не менее второй по величине (32 тыс. жителей, 130 квадратных километров) после Соха среди многочисленных эксклавов трёх стран, какими-то причудами советской власти появившихся в предгорьях Ферганской долины. Досюда рукой подать из показанного в прошлой части Чорку с его древнейшим в постсоветских странах деревянным зданием, но только - через несколько километров Киргизии.

Рассказ +52 фото )
varandej: (Default)


Из показанных в прошлой части Канибадама и Исфары, городов вроде и старых, но очень советских, продолжим путь вверх по долине Исфаринки, мимо некогда знаменитого санатория "Зумрад" и разрушенной кокандской крепости Сурх в древний предгорный кишлак Чорку, где находится ни много ни мало старейшее деревянное здание постсоветских стран, если не всей континентальной Евразии.

Рассказ +44 фото )
varandej: (Default)


Как-то в середине 16 столетия жил да был на белом свете один купец. Сказочно богатый и оборотистый, далеко за пределами родной провинции он прославился своей безграничной алчностью. Поговаривают, что даже сам монарх, выслушав жалобы раздетых купцом до нитки соседей, в сердцах воскликнул "Людоед!". Под угрозой монаршьего гнева купец на свои деньги построил плотину, превратившую болотистую округу в край цветущих полей, на которых вскоре заиграли красные искры тюльпанов. Но прозвище, данное монархом, пристало крепко, а потому та плотина и город под ней до сих пор зовутся Людоедова Дамба.

Таким могло бы быть происхождение названия Канибадам, если бы этот город (50 тыс. жителей) находился в Нидерланадах. Но он находится в Таджикистане, в полусотне киломтеров от показанного в прошлых частях узбекского Коканда, и на самом деле его название значит дословно "Миндальная копь". Канибадам и соседня Исфара - это центр маленькой Западной Ферганы, от остального Таджикистана отделённой Таджикским морем, но впившейся ветвистой колючкой в соседние Узбекистан и Киргизию.

Рассказ +48 фото )
varandej: (Default)


"Будешь в Средней Азии - не забудь купить чустовский нож!", - о пичаках, "столицей" которых традиционно считается Чуст, небольшой городок (46 тыс. жителей) между Кокандом и Наманганом, мне говорили гораздо чаще, чем о показанных в прошлых частях шелках Маргилана или риштанской керамике. На самом деле тема среднеазиатских ножей немного сложнее, так что в завершении рассказа о достояниях знойной Ферганской долины покажу сам Чуст и мастерскую печакли (оружейника) Хасана Умарова в Коканде.

А для любителей политоты и интернет-мемов могу сказать, что Чуст - ещё и родной город Алишера Усманова.

Рассказ +52 фото )
varandej: (Default)


"Белое золото", "древесная шерсть" - больше века хлопок был главным богатством и главным проклятием Средней Азии, порядком изменившим её лицо. Путешествие в Ферганскую долину, об устройстве и колорите которой была прошлая часть, я специально подгадывал к сезону уборки хлопчатника, хотя сама эта тема шире, чем Долина и даже чем весь Узбекистан.

Самый ватный пост в моём журнале +45 фото )
varandej: (Default)


Вернувшись с казахского Мангышлака, начинаю рассказ о Ферганской долине, где был осенью прошлого года. Долина и окрестные предгорья на востоке Узбекистана, севере Таджикистана и юге Киргизии - это самобытный и самодостаточный мир, который, вполне возможно, при национальном размежевании 1920-х годов стоило выделить в отедльную союзную республику Ферганистан. Я уже не раз называл её Самой Средней Азией: Долина - это тугой мешок, до отказа набитый городами, сёлами и людьми, и на площади вдвое меньше Подмосковья здесь живёт порядка 10 миллионов человек, а во всём Ферганистане - и все 15 миллионов, примерно как в огромном Казахстане. И большинство этих людей - сельские, бедные, патриархальные, набожные. Расположенная в геометрическом центре Большого Туркестана (включая его китайскую половину), Долина - его самая колоритная и самая сложная часть.

Я уже частично показывал Ферганистан в 2013 году (Южная Киргизия) и несколько месяцев назад (Северный Таджикистан), а теперь расскажу про его центральную часть в Узбекистане, про последние киргизские и таджикские штрихи к портрету и про феномен многочисленных анклавов. Но сначала, как обычно, о Ферганистане в целом: устройство, история, особенности, впечатления...

Рассказ +52 фото )
varandej: (Default)


Преодолев в прошлой части самую высокую часть Памира, поднявшись к высоте Монблана на перевале Акбайтал и заночевав у солёного озера Каракуль на высоте Титикаки, будем спускаться в сторону Оша - это ещё день пути. За пограничным перевалом Кызыл-Арт начинается Киргизия, а по ней через Алайскую долину проходит Старый Памирский тракт - "колёсная дорога", проложенная царскими инженерами ещё до революции.

Рассказ +53 фото )
varandej: (Default)


За показанным в прошлой части Мургабом Памирский тракт идёт на такой высоте, на которой в годы его постройки без лишней надобности не летали даже самолёты. Там и Акбайтал - высшая точка тракта (4655м) и всех постсоветских дорог, и руины царских постов, и Каракуль - холодное солёное озеро с духом Арктики, на берегу которого мы заночевали у киргизов.

Рассказ +54 фото )
varandej: (Default)


Мургаб - небольшой посёлок (6 тыс. жителей) на высоте 3600 метров над уровнем моря в двухстах километрах (или 7 часах пути) от Хорога по Памирскому тракту на Ош. Я сюда, впрочем, доехал в прошлой части другой, более сложной и красивой дорогой из Ваханской долины. В Мургабе не покидает ощущение, что оказался где-то на Крайнем Севере в сезон работы зимников. Только здесь не Крайний Север, а Крайний Верх, и ещё неизвестно, где жизнь суровее.

Рассказ +43 фото )
varandej: (Default)


Все долины Бадахшана рано или поздно приводят на плато Высокого Памира. По долине Гунта ведёт "из города Хорога в далёкий город Ош" Восточный Памирский тракт, построенный в 1933-37 годах, другие условно-проезжие дороги проходят по долинам Шахдары и Бартанга, но самая известная из альтернативных дорог поднимается вдоль Памир-дарьи из Лянгара в Аличур. Первый замыкает показанный в прошлых трёх частях древний Вахан "на макушке Британской Индии", второй стоит на Памирском тракте. О красоте и труднодоступности дороги Лянгар-Аличур я слышал до поездки не раз: мол, и виды там самые потрясающие на всём Памире, и машины проходят дай бог раз в неделю, так что быстрее выйдет добраться до Аличура через Хорог... Забегая вперёд скажу, что слава этой дороги по самому карнизу Крыши Мира всё-таки несколько преувеличиена, но тем менее мне удалось её проехать, и это безусловно того стоило.

О дороге Лянгар-Аличур - первая половина поста, а во второй половине начинаем путь по Восточно-Памирскому тракту, пересекающему на своих 728 километрах 5 четырёхкилометровых перевалов.

Рассказ +46 фото )
varandej: (Default)


Прежде чем начать рассказ о Ваханской долине, я долго думал, как его построить. Можно было - по аспектам: в первой части о долине в целом, во второй - о крепостях (Каахкха, Даршай, Ямчун, Вранг, Ратм), в третьей о мазарах (Наматгут, Даршай, Шитхарв, Зонг, Лянгар), но в итоге я предпочёл вести рассказ просто с запада на восток. Потому что Ваханская долина - это сюжет: в первой части были пролог, завязка (Наматгут) и развитие (Даршай, Шитхарв), в прошлой части - кульминация (Ямчун и Вранг), ну а впереди - развязка с эпилогом: глухой конец развдоенной долины, кишлаки Зонг, Лянгар и горный Ратм.

Рассказ +52 фото )
varandej: (Default)


Продолажем путь по Ваханской долине, южной границе Горного Бадахшана между Памиром и Гиндукушем. В прошлой части была "ближняя" половина долины, крепость Каахкха и несколько мазаров - священных рощ с рогами архаров на жервтенниках. Впереди -  крепость Ямчун, горячие источники Биби-Фатима, буддийский монастырь в селе Вранг и тлетворное влияние Запада туризма на местных жителей.

Рассказ +52 фото )
varandej: (Default)


Самую южную из памирских долин, где пограничный Пяндж течёт не на север, а на запад, как бы подводя черту под территорию, когда-либо бывшую "нашей", в Таджикистане называют то Ишкашим, то Вахан. На самом деле оба эти названия некорректны: Ишкашим - местный райцентр, но историческая область с таким названием уходит вниз вдоль Пянджа, к показанному в прошлой части Горону с его гейзерами и рубинами. Ну а Вахан - это древнее горное княжество, и хотя его исмаилитский народ относится к памирцам, большей своей частью оно уходило за Гиндукуш. Столь хорошо заметные на карте "хвостики" Афганистана и Пакистана в официальных границах - это тоже Вахан, а ваханцы, всего сто тысяч человек, разделены примерно поровну между Таджикистаном, Афганистаном, Пакистаном, спорным Кашмиром и Китаем. Вахан - это, в сущности, уже и не Средняя Азия, а та самая "макушка Британской Индии" из публицистики 19 века. И как и положено в Индии, Вахан переполняют древности, будь то руины крепостей незапамятно давних времён или таинственные мазары с грудами архаровых рогов. Сама долина кажется широкой, но её ширина не больше высоты окрестных гор Памира и заречного афганского Гиндукуша. И здесь всегда ветер.

В прошлых частях о Памире одним из самых частых комментариев было: "да это другая планета!". Но по сравнению с Ваханом остальной Памир родной и понятный, как берёзовая роща. О Вахане я расскажу в трёх частях, с запада на восток, вверх по Пянджу коридором между берегом реки и стеною гор. И первый же кишлак Наматгут - своеобразное "введение в Вахан".

Рассказ +55 фото )
varandej: (Default)


От Шугнана, к которому относится и показанная в прошлой части памирская "столица" Хорог, до экзотического Вахана простирается ещё несколько небольших исторических областей - таджикистанский Горон, афганские Зейбак и Санглич, "общий" Ишкашим. Подобно Дарвазу и Ванчу, когда-то они были населены памирскими народами, но горонцы исчезли давным-давно, зейбакцы - в обозримом прошлом, от ишкашимцев осталась пара кишлаков (в Таджикистане это Рын), сангличцев - сотня человек за Пянджем. Так что к югу от Хорога начинаешь вновь слышать персидскую речь, и на персидском же называются главные достопримечательности этого угла, который туристы как правило проскакивают навылет - "Горячий Ключ" Гарм-Чашма и "Драгоценная (или Алая) гора" Кухилал.

Рассказ +40 фото )
varandej: (Default)


Хорог напоминает дерево, высрошее на крутой скале - маленькое да корявое, но взирающее на мир свысока. Центр Горно-Бадахшанской автономной области, её единственный город (28 тыс. жителей) и самый высокогорный в постсоветских странах (2300м над уровнем моря), он стоит в узле Памирского тракта, по западной половине которого через древние Рушан и Шугнан мы и прибыли сюда в прошлой части.

Рассказ +51 фото )
varandej: (Default)


Спустившись из показанного в прошлой части таинственного Язгуляма, где по легенде был убит Александр Македонский, продолжаем путь по западной части Памирского трактра. Позади - Дарваз и Ванч у ворот Бадахшана, а впереди - центральные Рушан и Шугнан, этакий Бадахшан "по умолчанию", где находится и его маленькая столица Хорог.

Рассказ +50 фото )
varandej: (Default)


Пройдя от родной Эллады до страшных гор под Крышей Мира да покорив неприступную скалу Хурриена, последний оплот сопротивления Бактрии, холодным весенним утром в полных талыми снегами горах Искандер Заркарнай, на родине известный как Александр Македонский, вышел к этой неприметной узкой долине. От Хурриеновых проводников он знал, что выше по ней живёт непокорный народ, и счёл недальновидным оставлять в тылу потенциальный очаг сопротивления. Буднично оценив местность, высоты и потенциальные укрытия, со скучающим видом он отдал несколько дежурных приказов, и маленькая непобедимая армия, где каждый воин был ему близким другом, распределилась по скалам у устья. С гор тянуло холодной талой сыростью. Искандер поднял свой Золотой Карнай и трижды дунул в него, возвестив о готовности к переговорам. Тотчас словно из ниоткуда возникли горцы, и Искандер понял, что всё это время они, притаившись на скалах, держали его под прицелом. Но сколько раз Искандер уже был в шаге от чужой стрелы, и сколько прежде покорил таких непокорных народов? Полководец помнил расплавленное золото Персеполя, униженных жирных купцов Мараканды, да жалкие останки надменных защитников Согдианской Скалы, низвергнутых вниз "крылатыми" воинами-скалолазами. Из стана горцев вышел статный воин, и Искандер со своего коня глядел на него скучающим взглядом. Воин назвался, - Андар, и сказал коротко: зачем биться множеству людей против множества людей, если с каждой стороны их движет воля одного человека? И смерив Андара взглядом, Искандер вдруг почувствовала, как его изголодавшаяся рука сама потянулась с рукояти. Он принял вызов безвестного горца, поставив на кон свою жизнь, потому что привык побеждать... и проиграл поединок. Но получив смертельную рану, он пошёл не обратно к своим, а вверх по долине и упал у Каменного Моста на берегу реки, окрасившейся кровью до самого устья. Греческие воины, прошедшие столько земель непобеждёнными, опускали луки да роняли мечи - им больше некуда было идти, и победитель Андар предложил грекам просто остаться здесь и стать частью его народа. Так и появились язгулями - потомки храбрых эллинов, а вода их реки раз в год по весне по-прежнему окрашивается Искандеровой кровью.

Такую легенду несколько десятилетий назад этнографы записали в Язгулямской долине, где живёт один из памирский народов. В прошлых частях я рассказывал о дороге сюда из Дарваза, о колорите Горного Бадахшана и про Афганистан, каким он виден за рекой. Но патриархальный, нищий и набоженый Язгулям, как будто бы, от Афганистана отличается не сильно - поднявшись в его первый от устья кишлак Мотравн, я кончиком пальца прикоснулся к таинственному миру боковых долин Бадахашана, где светловолосые ясноглазые люди живут в кишлаках без электричества.

Рассказ +49 фото )
varandej: (Default)


У Бадахшана, общему колориту которого была посвящена прошлая часть, есть неизменный задний план - Афганистан. Пограничный Пяндж порой сужается до нескольких десятков метров, но быстр и студён; ни с той, ни с другой стороны границ не видать патрулей и заборов, а как результат, от Дарваза до Ишкашима по правую руку путника сопровождает совершенно иной мир, который можно бесконечно рассматривать как на ладони, но к которому нельзя прикоснуться.

Рассказ +52 фото )

Profile

varandej: (Default)
varandej

June 2017

S M T W T F S
     123
456 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 2930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 06:35 am
Powered by Dreamwidth Studios